Рецензии

И сущим во гробех живот даровала

Давайте представим, что Герцен родился веком позже. Испугался не царского режима, а советского. Переселился не в Англию, а в Штаты. Организовал для извечных российских диссидентов не Вольную русскую типографию, а издательство "Эрмитаж". А потом начал зарабатывать на хлеб насущный, производя остросюжетное чтиво в духе Чейза и Форсайта на русский лад. Звали бы его тогда не Александр Иванович, а Игорь Маркович. Ефимов.

И действительно, кто читал хотя бы один роман Игоря Ефимова, тот не забудет эту странную гремучую смесь - авантюрный диссидентский боевик с вкраплениями рассуждений на общечеловеческие, типично шестидесятнические темы, написанный при этом чрезвычайно внятным и красивым русским языком.

По части напряженности сюжета "Архивы страшного суда" очевидно выигрывают и в сравнении с "Лолитой и Холденом двадцать лет спустя", и даже с блистательной "Седьмой женой". Это типичная автобусная литература для сердца и ума - ваша проблема будет заключаться только в том, чтобы не пропустить нужную остановку.

Затравка "Архивов" поражает своей глобальностью: русская красавица Лейда Ригель находит рецепт бессмертия. Это оказывается на руку и престарелым партийным бонзам, желающим обскакать Владимира Ильича с его устаревшим саркофагом, и еврейско-итальянской мафии, которая спешит организовать могущественную секту. Лейда оказывается связанной по рукам-ногам, и только любовь… Остановлюсь на этом, чтобы не испортить впечатление от искуснейшей интриги.

Бессмысленно вдаваться в ненужную критику и обвинять писателя в том, что КГБшные опера выглядят картонными злодеями - в конце концов, кому интересны глубины их психологии. Бессмысленно жаловаться и на профанацию богословской проблематики, немного юношеский бунт против кьеркегоровского "Страха и трепета" и маленькие фактографические неточности относительно советского быта начала восьмидесятых (по сравнению с комичнейшими ляпами англичанина Д.М. Томаса в "Арарате", они выглядят пустяшными ошибками). В конце концов, жанровая литература никому ничего не обязана. Важно совсем другое. Фейерверк авантюрной беллетристики, который наблюдается в нашей сегодняшней литературе - сотни имен и произведений - еще не дал нам такого блестящего образца, как двадцатилетней давности роман Игоря Ефимова - великолепного стилиста и, наконец, просто приятного собеседника.

Владимир Иткин